Личный опыт: как малыши уезжают обучаться за границу

журнальчик "Бизес и Жизнь"

В 16 лет Тимур Горяев, председатель совета директоров концерна «Калина», интересовался несколькими вещами – вроде бы поиграть в футбол, подружить с девчонками и позаниматься боксом. Будущее казалось абстрактным, он задумывался, что все само собой устроится. Его дочери оказались намного взрослее отца в том же возрасте: сами планируют свою жизнь, обучаются в зарубежных школах и знают, что навряд ли возвратятся в Россию. Тимур поведал журнальчику «Бизнес и Жизнь» о том, как «унизительное по собственному качеству» наше образование принудило его избрать дочерям другую жизнь.

На данный момент я очень доволен тем, что дочки обучаются в Великобритании, и в том, что связано с дочерьми, мою жизнь можно именовать счастливой.

В Екатеринбурге обе дочки обучались в тринадцатой гимназии, и заморочек, связанных с их учебой, у меня не было. Пятерки были трудовые – их ставили не «за папу», но дело-то не в этом. Пятерки пятерками – а далее что? Наше образование – унизительно по собственному качеству. Взять хотя бы исследование зарубежного языка. Человек учит его пятнадцать лет – в школе и институте – и получает смехотворный итог. На концерн приходят люди с золотой медалью и красноватым дипломом (у нас высочайшая планка), и основная причина, по которой часть отсекается, – не способность и 2-ух слов связать ни на одном языке, не считая российского, хотя бы на уровне обычного общения «здрасти, проходите, пожалуйста, присаживайтесь».

У нас много трепотни про качество средней школы и о том, что у нас малышей готовят «не то что за границей», но обычно эти рассуждения слышишь от людей, которые с зарубежным образованием никогда не сталкивались и не понимают, о чем молвят. А про нашу высшую школу гласить просто забавно. Как достаточно большой в этом городке работодатель, я ясно понимаю, как наше русское образование не соответствует по качеству современным требованиям. Но когда я начинал дома разговор об учебе за границей, у старшей это вызывало неприятие: «Далековато, неясно, жутко, я никуда не поеду. У меня тут все отлично, тут у меня друзья и красивая школа». – «Для тебя решать». С моей стороны не было приказов, дескать, собираешься и уезжаешь.

Поначалу малыши уезжали в Европу на лето

Я начал с обычного – стал дочек отправлять в летние языковые лагеря: младшей тогда было семь лет, а старшей – 10. Впервой было тревожно и мне, и им, тем паче что я их сходу законопатил за границу на 5 недель. Год за годом от посещений летних лагерей и путешествий со мной по различным странам у дочерей начало потихоньку формироваться осознание, что там, наверняка, учат по другому. Я доволен, что у меня хватило разума и терпения дождаться того момента, когда старшая дочь посреди учебного года сама подошла ко мне: «Папа, я готова, давай совместно выберем школу, и я поеду». Мы избрали женскую школу – одолел прагматичный подход. Поглядели рейтинги по успеваемости – в смешанных школах они ниже. В женской школе общение с мальчуганами тоже есть, но лишь на мероприятиях, которые проводятся вместе с мужскими школами, а во время учебной недели девченки сфокусированы на учебе, ерундой не занимаются и меньше времени растрачивают на то, чтоб понаряднее одеться и покрасивее накраситься.

В Великобритании тоже есть балбесы, которые прогуливаются в свои балбесные школы. То, что школа кое-где в Европе, еще ни о чем же не гласит, и в эталоне стоит съездить туда, до того как выслать малыша. Мне самому это не удалось, и я к дочери приехал только через полгода, но мне все понравилось. И условия, предназначенные для учебы, спортивные залы, центр искусств, компьютерные залы. И то, что у их есть школьная форма. Младшая у меня овощеедка, и в ее школе есть отдельные стойки и для овощеедов, и для тех, кто по религиозным суждениям не может что-то есть: для мусульман есть халяльная еда, для евреев – кошерная. В Великобритании уже малеханьких малышей учат почтению к человеку и к его убеждениям.

Условия проживания в Великобритании не барские, а, прямо скажем, достаточно аскетичные, и роскоши нет. В швейцарских школах, куда малыши ездили в летние лагеря, у каждого была своя меблированная комнатка, собственный туалетик, собственный душ, а в Великобритании – коридорная система. Когда я слышал от знакомых истории о том, как они высылали малышей обучаться за границу, а те дурили, мне казалось это небывальщиной. А позже поглядел на 1-го папу – он выслал пятнадцатилетнюю дочку обучаться в Лондон и снял ей там квартиру: «Моя дочь не может жить в общежитии!» Я же специально избрал школу не в Лондоне, а в небольшом городе, где все под присмотром, все в общежитии. 1-ый год ученики живут по 4-6 человек в комнате в многонациональных коллективах – это тоже очень позитивно: все из различных культур и обучаются сосуществовать, притираться друг к другу и с юношества привыкают, что мир очень разнообразен. И только старшеклассники имеют каждый свою комнатку – 2 на 1,5, куда заходит кровать и стол.

Старшей было 14 лет, когда она уехала в Великобританию, и 1-ый год ей, естественно, было тяжело. Младшей дочери в этом смысле было легче – она приехала в школу, где уже обучалась ее сестра. Они обе очень стремительно в Великобритании акклиматизировались и повзрослели, и не в том смысле, что начали пить и курить, а в том, что стали далековато планировать свою жизнь и осмысленно к ней готовиться – читать правильные книжки, заводить правильные знакомства. Стремительно взрослеют малыши и оттого, что попадают в очень конкурентную среду. Рейтинг у некий из школ высочайший не поэтому, что ее директор дружит с начальником гороно, а поэтому, что из этой школы малыши раз в год поступают в элитные институты. И в этих школах все малыши умненькие, способные, все нацелены в жизни на фуррор, все посиживают занимаются, дискуссируют, что необходимо сделать, чтоб поступить в институт, знают, сколько баллов необходимо набрать, и рассуждают не на уровне «нравится – не нравится», а на уровне «так как». Все понимают, что необходимо сдать экзамены. Но все в этой школе сдают экзамены отлично. А что еще глядят? Неплохой институт отбирает по резюме и собеседованию, и резюме – не та вещь, которую ты сел и написал. Резюме ученик пишет собственной жизнью и поступками: благотворительные акции, поездки за границу, роль в студенческих научных обществах, в олимпиадах, учебная практика в школах. У меня старшая дочка еще до института два раза проходила рабочую практику в 2-ух различных банках – в Москве и в Лондоне. Младшая грезит быть доктором и проходила практику в Англии. Практика нужна для того, чтоб осознать – твое ли это, и для того, чтоб записью о ней в резюме показать, как серьезно ты к этому относишься.

Действенное детство

Некие предки пробуют продлить дет¬ство – «оно ведь раз в жизни». Но ведь и зрелость тоже раз в жизни, и старость. Ну и ящик, я надеюсь, тоже раз в жизни. Я сравниваю себя шестнадцатилетнего со собственной младшей дочерью, которой на данный момент столько же, – она намного взрослее меня. Я в этом возрасте интересовался несколькими вещами – поиграть в футбол, подружить с девчонками и позаниматься боксом. Будущее казалось абстрактным, задумывался, что все само собой устроится. Смотрю на свою младшую дочку – она сама планирует собственный денек, строит учебные планы, распределяет силы меж предметами. Я был удивлен, когда вызнал, что в школе у дочерей есть урок, на котором они дегустируют вина. У меня это не очень вязалось с жесткой школой, но дочки мне растолковали, что вино – часть культуры и они должны в ней разбираться. Пить им не дают, а раз в неделю дают пробовать различные сорта, и сейчас они не только лишь могут отличить красноватое от белоснежного, да и регионы, склоны – будущим леди это не помешает.

Я не знаю ни педагогов моих дочерей, ни родителей их друзей. Туда, где я не нужен, не влезаю. Как-то старшая мне поведала о том, что у нее появилось недопонимание с одним из педагогов – дочь все учит, та ее поощряет, но оценки ставит неважные. Я предлагаю: «Давай я поговорю с учителем». – «Папа, ты считаешь, что я сама не могу разобраться?» – «Можешь, но я приеду, и мы с ней пообщаемся как два взрослых человека». – «Ты приедешь показать, какой ты величавый и ужасный? Папа, здесь же Европа. Не нужно, я сама все проясню». Так и вышло.

Как ни удивительно, конкретно русские предки желают для малышей самого наилучшего образования. К примеру, взять Америку либо Европу – способный мальчишка вырос в неплохой солидной верующей семье где-нибудь в провинции, дай бог накопили средств на институт, и этим образование завершается. Если еще скопили средств, посылают в институт, но в тот, что ближе к дому, чтоб чаще видеться. Я знаю это, так как у меня друзья есть во Франции, в Германии. А мы все равно отправляем малышей далековато, потому избираем прославленные учебные заведения по беспристрастным рейтингам. Вот поэтому российские малыши получают наилучшее в мире образование, становятся гражданами мира и они необходимы наилучшим компаниям. У меня дочка не успела окончить 2-ой курс, а ей уже прислали ворох приличных предложений. Эти малыши стали умственной элитой мира, закончив наилучшие институты, и им доступна роскошь общения с такими же везунчиками, как они. Понятно, что далее жизнь перетасовывает, кому-то больше везет, кому-то меньше, но трамплин мощный.

Европа не исправит оболтуса

Если испорченный продукт положить в холодильник, он будет продолжать там портиться. Если вы желаете шестнадцатилетнего подонка куда-то выслать – в армию либо за границу, чтоб там его поправили, то ничего не выйдет. Европейская система образования не является исправительной системой. Отправляя туда пусть малеханького, но воспитанного человека, вы даете ему шанс получить не плохое по мировой шкале образование. Но если ваш ребенок не планирует кем-то быть, отправляйте его куда угодно – такие позже и устраивают гонки на машинах. Если в малыша не инвестировать время, вложенными в него средствами это не восполнить и пробовать – глупо. До того как куда-то малыша отсылать, необходимо поглядеть на свое чадо – он-то на что годен. Может, и не стоит посылать малыша получать высшее образование, если он по своим умственным возможностям не готов, и испытать раскрыть другие его таланты. В любом виде деятельности есть свои высоты проф мастерства. Коваль – тот, который кует лошадок, – работа не для выпускников вузов, но есть коваль и Коваль. И есть такие мастера, за которыми охотятся, и они хорошо зарабатывают.

Вспять дороги нет

Нужно осознавать, что, став по складу ума всеполноценными иноземцами, малыши не возвратятся в Россию. Впитав в себя европейские ценности, малыши начинают отлично осознавать все, что происходит в нашей стране. У человека там родина, где ему отлично, и нет никакой связи меж канадским деревом береза и загадочной российской душой. Когда человеку плохо в другой стране, этому одна причина – он не может приспособиться. Никому же не приятно ощущать себя чуркой. Это мы тут ходим и покрикиваем на россиян, прибывших с Кавказа. А когда сам чурка? В Штатах проще – там все такие. А вот во Франции, если французским владеете не в совершенстве, вы всегда чурка. Но если у вас хорошее образование и вы свободно гласите на языках, для вас всюду отлично. Так что неувязка эмигрантов – это не неувязка березок, а неувязка неспособности гласить с людьми на равных. Я сказать ничего не могу – я никому не увлекателен. Помню, когда обучался в США, меж моими однокурсниками было общение, после уроков все шли в паб, я со всеми иду, но стою со собственной кружкой пива в уголке и в общении не участвую. Я все осознавал, писал, читал, но гласить не мог, и скоро меня даже закончили куда-то звать, никто со мной не общался – я был отверженным. А я – человек компанейский, и мне в роли неразговорчивого очевидца – не по привычке и тягостно. Прошел 1-ый семестр, и в один момент меня прорвало, и я стал разговаривать, у меня друзья появились, и совсем другая жизнь стала по качеству.

У дочерей остались друзья в Рф, но их основная жизнь – там. Меня не стращает, что они не возвратятся ко мне. Быть чьим-то родственником – это не обязанность. У нас считается с патриархальных времен, что схожие дела ко многому обязывают. Ты родился – и у тебя уже есть тети, братья, ты их не выбирал, но глас крови просит. От меня глас крови вообщем ничего не просит. Мне плевать. Если человек неплохой, если у него есть ценности, я его уважаю. Если он глупец, даже будучи моим родственником, я готов, чтоб родителей не разочаровывать, повстречаться с ним на семейном праздничке, но фактически этим свое общение и ограничу. То же самое с детками. Я не считаю, что они мне кое-чем должны, но если они выросли и их как и раньше тянет провести время с папой, и мы можем вечерком посидеть и побеседовать о моих планах, их жизни, означает, есть дружба – это главное.

просмотров: 19435